Нравится


Древние предшественники геничан

Вернемся к древним местам человеческого обитания в Северо-Западном Приазовье в рамках классической теории, поскольку на теории Фоменко А. Т. и подобные опираться преждевременно.




Попытаемся представить картину жизни в районе Геническа с ранних исторических времен, сообразуясь с данными по истории более известных науке ближайших к нему мест, например, Керченского полуострова, Перекопского перешейка, а иногда в целом Крыма или отдельных областей, к которым по административно-территориальному делению относился наш город.

Но мнению некоторых исследователей, например, Ф. Лашкова, из Таврической губернской ученой архивной комиссии (ТУАК) в конце 19-го века, тавры и видоизмененные киммерийцы, которых скифы оттеснили из степей в горы и на юг Таврического полуострова, имели прямое отношение к кельтам, родоначальникам всех западных европейцев.

В.X. Кондараки, например, видел в таврах греческий элемент, что в общем-то не противоречит уже сказанному, если апеллировать к общим корням и тех и других. Ученый также отмечал высокий уровень их развития, несмотря на жестокие нравы.

Скорее всего под именем тавры жили люди смешанного происхождения с преобладанием арийских черт. Они обосновались в горах и на юге полуострова с 1800-х годов до н.э., а широко известными стали в 9-м веке до н.э. На рубеже эр с ними соединилась часть скифов, пришедших из северных таврических областей, и появились тавро-скифы.

В степной части Таврики и на северных побережьях ее морей, не исключая район Геническа, с 1700-х годов до н.э. и до прихода скифов в 13-м веке до н.э. обитали киммерийцы. Исторически известными как первое объединение кочевых племен на юге Восточной Европы они стали в 10-м - 9-м веках до н.э.
Современникам их представители запомнились тем, что имели царей, огромное число лошадей, бронзовое и железное оружие; слыли прекрасными ремесленниками, мореплавателями (по наследству от предков кимер), воинами с дальнобойными луками и легкими колесницами. Были они вначале кочевыми, потом стали оседлыми; занимались извозом, а в свое время - и хлебопашеством. Киммерийские погребения у сел Целинное и Сергеевка в Северном Присивашье демонстрируют сказанное.

Ф.Ф. Лашков, ссылаясь на Фабра в своем труде по истории Крыма в 1881 году, подтверждает связь времен следующими наблюдениями. Друидские памятники Англии и памятники Франции имеют, как ему представляется, сходство с кельтийскими (так у автора),  равнозначно -киммерийскими, памятниками в Крыму. Причастность к этой высокой культуре киммерийцев, ушедших в 13 веке до н.э. от скифов в Азию западным путем, несомненна. Это значит, что предки живущих в районе Геническа людей также вложили лепту в формирование европейских и восточных народов и их творческих навыков.

Тур Хейердал, известный норвежский исследователь и путешественник, ищет в Приазовье следы асов - предков викингов. А ведь ассы, как называет их Богданов В. В., были искусными ремесленниками, строившими корабли кимерам ( киммерийцам) и потому постоянно их сопровождавшими в южных и северных морях. Топонимы Скандинавии и Причерноморья напоминают об этом. Понт Эвксинский греки называли Черным по причине постоянной опасности для торговых кораблей от пиратов-кимер, разгуливающих по нему на своих черных смоленых кочах, или омарах. "Кочмар", - восклицали купцы, завидев киммерийские кочи в Понте или в Меотиде. Сами греки заимствовали опыт смоления корабельных бортов у северных соседей. Подробно об устройстве и эксплуатации варварских комаров ( тех же киммерийских омаров) пишет современный ученый Петере Б. Г. в книге "Морское дело в античных государствах Северного Причерноморья".

Большая часть киммерийцев проживала в наших степях до 6-го века перед Рождеством Христовым. Вторичный уход киммерийцев от скифов, видимо, не стал всепоглощающим. Иначе откуда бы Прокопий взял информацию о том, что гунны в древности были киммерийцами?!

Скифы нас также интересуют, потому что северное побережье Азовского моря, включая Генический район, в период до и во время расцвета греческих колоний в Таврике с 7-го века по 3-й век до новой эры занимало, как пишут современники, наиболее благородное и храброе из европейских скифских племен - царские скифы. Основательно узнали степи Приазовья и Причерноморья скифы веков за пятнадцать до н.э.

Ученый-археолог А.Ю. Алексеев не видит генетической связи между архаическими и классическими скифами. Познакомившись с разными источниками, осмелимся предположить, что некоторая связь все же была. Но возникла она далеко не сразу, - лишь вследствие взаимовлияния и смешения мирных первопроходцев и завоевателей, о чем пишет Богданов В.В.

Из-за длительного проживания части скифов в Передней Азии в 7-м веке до н.э. язык и вера этих людей, названных царскими, значительно отличались от славянских и даже автохтонных скифских, долгое время не выходящих за пределы Южной Европы. Но позже остатки скифов, и том числе и кочевых, были поглощены славянами Южной Руси.

Очень своеобразными были у скифов религиозные и гражданские обряды, особенно - погребения, а также военные маневры, устройства жилищ и очагов. Об этом много написано в разных книгах. ....

Не очень далеко от Геническа раскопаны 2 скифских кургана 7-го века до н.э. подтверждающих вышесказанное; один из курганов - скифо-сарматский...

В пользу положения о том, что царские скифы в период расцвета скифского этноса не были абсолютно кочевым союзом племен, но оставляли за собой право на вольные передвижения для избранных, говорят отдельные литературные свидетельства. Царские скифы по отношению к соседним поднепровским скифам считались восточными. А восточные скифы у многих авторов, особенно 19-го века, фигурируют как племена, использовавшие двух-, трехпольную систему земледелия и перелог, имевшие сады, огороды, виноградники, поля со злаковыми и коноплей, а из техники - плуги с металлическими наконечниками, мотыги, железные серпы.

Молитвами богине Церере они, как и борисфениты, высказывали свою уверенность в том, что именно земледелию обязаны благосостоянием. Эта ниточка поклонения хлебу тянется к нам от киммерийцев и скифов до сегодняшнего дня.

Может, отчасти, из-за практикуемого тысячелетиями в степной зоне интенсивного земледелия здесь мало теперь деревьев.

Определяя северную границу проживания царских скифов, Геродот акцентирует внимание на том, что река Геррос ответвляется от Борисфена (Днепр) и, протекая к морю, впадает в Ипакир, разделяя область кочевников и область царских скифов. Царских скифов древние авторы четко дифференцировали с их кочующими соплеменниками.

Как свидетельствует Помпоний Мела, река Герр вместе с рекой Ипакаром (у Геродота - Ипакир) омывает город Каркину у Каркинитского залива и у местности Тафры (Перекоп); обе реки впадают в одно устье; Герр течет между басилидами (царскими скифами) и номадами, а Ипакар - по земле номадов.

Геродота и П. Мелу разделяют несколько столетий. За это время могли частично измениться русла и устья рек. И тем не менее наблюдение у обоих не слишком разнится. На реконструированных древних картах по Плинию и Геродоту, и особенно - в наиболее приближенном к античным авторам картографическом варианте Сестренцевича-Богуша С. 1806 года, река Герр, или Геррос, обозначена пунктиром и течет между рекой Пакирис (Гипакир), впадающей в Каркинитский залив, и Молочным лиманом по руслу в виде буквы П с длинной перекладиной, а севернее и почти параллельно ей, впадая в Днепр с его юго-восточной стороны, протекает река Пантикап.

Пантикап - это ни Конка, ни Ингулец и ни Ворскла, как полагают по-разному современные авторы и переводчики. Русла Пантикапа, а также центральной и западной части реки Герр, очевидно, давно высохли. От реки Герр остался участок под современным названием "река Молочная", а Ипакар (Гипакирис) усох до современного Каланчака. У Ф. К. Бруна, увидевшего реку Герр - границу кочевников и царских скифов - в несуществующем теперь ответвлении реки Конки от нижнего течения Днепра к Каркинитскому заливу Черного моря, есть тем не менее замечание о том, что река Молочная могла казаться значительнее при Геродоте, чем теперь. Этот автор, написавший в 1880 году Сборник исследований по исторической географии Южной России "Черноморье", не был, нам кажется абсолютно уверен в своей реконструкции.
..............
В скифское время природа благоприятствовала росту многотравья.Это давало возможность увелтчивать поголовье скота и лошадей.Сведения древних о скифских зимниках (многолетних зимних пастбищах) в болотах Меотиды и летниках на равнинах, об их лошадях разных пород необыкновенной выносливости и красоты и изготовлении особого рода сыра - иппаки из кобыльего молока, о ведении войн за захват пастбищ, скота, ценностей, пленников, продаваемых в рабство, или обороне богатых угодий создавали впечатление о царских скифах как о сугубо кочевом воинственном народе.

В действительности вряд ли союз кочевал в полном составе одновременно. Имея в век железа большие металлургические центры и свое оружие, хозяева не могли быть совсем непричастными к производству, тем более - к земледельческому.Тем более, что рабство у скифов было в основном домашним. Этому, как мы уже говорили, есть подтверждение у античных и современных авторов.

По Арриану, скифы были земледельцы и имели города, но после поражения от фракийцев в начале освоения Циркумпонтийской зоны стали кочевыми. Речь идет не обо всех скифах и не об абсолютном их кочевании, отражающем, скорее всего, стадии развития разных скифских племен или вообще скифского этноса, а, может быть, и о предпочтении в занятиях в определенное время в Приазовских степях.

Возможно также, что перемены обуславливались нарушением мирного организованного порядка жизни в наших землях в указанный период вследствие терроризма завоевателей, которые сгоняли коренных  жителей с земель и тем самым разрушали на какой-то срок производство.

И когда академик Рыбаков Б.А. в своих трудах отделяет царских скифов от поднепровских и заключает, что царские скифы никакого отношения к земледелию не имели, что по легенде не Колоксай, а другой из братьев Арпоксай дал начало этой части скифских племен, то, вероятно, он имеет в виду скифов-захватчиков, а не большинство подвластных им скифов-тружеников, и не все периоды жизни скифского общества.

Каким бы образом царские скифы могли вести постоянную торговлю с Боспором и осуществлять культурные связи с греческими колонистами Северного Причерноморья и с другими соседями в Европе если бы они в большинстве кочевали ?! На территории царских скифов жили, пользуясь терминологией Геродота, не просто земледельцы, но и пахари, то есть скифы, которые сеяли пшеницу не только для себя, но на продажу.

Юниан Юстин называл скифское племя более древним, чем египетское, а тела и души этого народа по причине сурового климата более выносливыми. Безусловно, Юстин включал в это племя и скифов- первопоселенцев северо-западного Приазовья.

С.Е. Павлова




Trackback

Комментировать

You must be logged in to post a comment.